Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Полезные ссылки
Перевод физических величин   Конвертер физических величин
Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Плохо
5. Ужасно
Всего ответов: 3


| RSS
Блог
Главная » 2010 » Март » 10 » Камчатка (мои 3 месяца в командировке) -3
16:11:30
Камчатка (мои 3 месяца в командировке) -3

Ну, вообщем-то хватит о грустном, давайте вернёмся тому моменту, как я поселился в «гостинице» п. Тиличики и что интересного там происходило.

Михаил Никифорович, как я уже говорил, генеральный директор фирмы, которую он организовал, когда дело стало подходить к пенсии. Коренной пермяк, водился и вырос в небольшом посёлке в южной части тогдашней Пермской области, а ныне это Пермский край. На Камчатку он попал в молодости, когда строилась его карьера административно-хозяйственного чиновника. Особо не высовывался, но и свои убеждения отстаивал, не прячась за спинами других. Да так и остался на полуострове. Женился, родил сына.

Так как мои детство и юность прошли так же в Пермской области, только севернее Перми, в г. Березники, мы сразу нашли общий язык и за воспоминаниями время пролетало незаметно. Очень интересный человек.

Геннадий, сварщик-профессионал. Причём человек творческий, не просто приваривает трубу, а сначала продумает, чтобы красиво получилось. Коренной камчадал.

Сергей Олифер, инженер-электрик. Работает на выше упомянутой МГеоЭс, как оказалось. Между вахтами взял отпуск и поехал в Тиличики пошабашить. Профессионал. Соответственно нашлись общие знакомые и опять воспоминания. Поскольку сферы наших работ не пересекались, мы друг друга не помнили, а может и просто в разные вахты попадали. …

 

Вспоминаю один забавный случай, произошедший примерно в 2005-2006 годах.

В один из приездов на Камчатку надо было опять ехать на Мутновку (МГеоЭс). Так как на станции сухой закон, то замеченного работника сразу увольняют без содержания. А мы, собираясь подняться в горы, рассудили примерно так, уволить не уволят, может выговор сделают, но пивка мы с собой однозначно возьмём немного.

А рядом с офисом «Геотерма», с одной стороны прямо за забором пивзавод, а с другой стороны, за другим забором, пивной киоск «У Бориса». Этот магазинчик, примечателен и известен многим жителям Города и, наверное, за его пределами. А знаменит он тем, что пиво там переливают выше нормы, т.е. бутылку под завязку. Все стены магазинчика увешаны поговорками, пословицами, прибаутками, частушками, одами, трактатами, картинками, юморесками, анекдотами о прочими хвалебными сочинениями, посвящённые этому хмельному напитку. Причём написаны эти произведения на листах формата А4 и таких листов по всему магазинчику очень много, ни кто не считал, но штук пятьдесят будет. А между листами, но уже за прилавком, прикреплены деньги нескольких стран – доллары, евро, йены, кроны, деньги стран Азии, которых я даже и не видел никогда, и старые советские бумажные деньги. А про приветливость продавщиц вообще можно целую главу написать. Не хуже чем в Одессе на Привозе.

Пошли мы в этот магазинчик к «Борису», заняли очередь. Народу не много, всего человек двадцать. Стоим, не спешно ведём беседу на тему «Сколько брать будем?». Я говорю – «Давай пятнадцать, на каждого по пять получится». «А не мало по пять, дней на десять едем» - возражает напарник Олег. «Ничего» - говорю, - «Ещё водочки по бутылке возьмём, что б догнаться, если не хватит». «Ну, смотри, не хватит, будешь сам спускаться с перевала» - угрожает Олег. На том и порешили.

Самое интересное произошло тогда, когда наша очередь подошла, и я пива разливного заказал в бутылках. Возглас Олега – «Куда столько?», говорил о том, что он мерил пиво как в магазине, в бутылках по 0,5, а в киоске наливали только в 1,5-литровые бутылки, а он об этом не знал или не сообразил. Короче набили сумку под завязку и отнесли в УАЗ-«буханку», предупредив всех, что это очень дорогое и хрупкое оборудование. УАЗик должен был довести нас до перевала, а там нас заберёт вахтовка.

Загрузив багаж и оборудование в машину, оказалось, что время ещё есть. А в ста метрах находится продуктовый магазин «Гамбринус», вот в него-то мы и направили свои стопы.

Заходим, смотрим, выбираем беленькую и лёгкую закуску, на вечер. Нас заинтересовала бутылка, на ценнике которой написано «Водка «Лампочка»» и цена. Интересная оказалась бутылка. Когда дома я тёще вкрутил её в патрон, она очень долго удивлялась, откуда взялась такая большая перегоревшая лампочка. Просто когда снимаешь пробку с бутылки, её резьба аккурат совпадает с патроном светильника, да и на лампу прямо как родная похожа. Заметьте, производство Украины. С тех пор я их больше в продаже нигде не видел.

Вообщем взяли мы по «лампочке» на брата и пошли грузиться сами.

Однако пить водку из стаканов в «буханке», на щебёночной дороге с неожиданными поворотами смею доложить та ещё эквилибристика. Доехав до перевала, одну бутылку с горем пополам раздавили на троих. Одну упаковали в сумку, чтобы продолжить в вахтовке. Одну потеряли. Спросите где, да в той же «буханке». И ладно бы в салоне какие-то вещи, кроме наших лежали, так мы весь пустой салон излазили, не нашли. Решив, что бутылка все-таки в сумке, перегрузились в вахтовку.

Уже когда спустились с гор, тот же водитель, на том же УАЗике, рассказал нам, что приехав в гараж, и, начав убираться в салоне, под сиденьем нашёл наше «сокровище» и они вечером в гараже раздавили её. Ну да мы не в обиде. Сами виноваты.

Но история не об этом.

Прибыв на станцию и предупредив добровольных помощников, что бы сумку, в которой лежало «особо ценное и хрупкое оборудование», не брякнули об землю. Отнесли оборудование и «оборудование» в предоставленный нам номер в общежитии станции. Сходили на ужин, а потом заперлись от «сухого закона» в номере.

Стук в дверь был неожиданным и показался очень громким. В места, приготовленные на «случай эвакуации», быстро попрятали всё жидкое содержимое стола и открыли дверь. «Водку будите» - спросил посетитель. Немая сцена. «Заходи, и закрой дверь за собой» - в голос ответили мы.

Следующий стук вызвал ту же отработанную реакцию, но уже на четверых. «Коньяк будете» - услышали мы, сквозь стук бешено стучащего сердца. Ответ повару не заставил себя долго ждать. «Сейчас, только закусь соображу» - сказал Максим, и через 10 минут на столе оказалось огромное блюдо с вкуснейшими суши.

Через час, когда из соседнего номера был принесён второй стол, а на кроватях и табуретках не хватало место, вся честная компания, соблюдая «сухой закон», пошла отравить свой организм парами затяжек никотина. А вот там-то, в курилке, уже и начали разгораться страсти о женщинах, политике, руководстве и рассказывались анекдоты. Благо, что было уже достаточно поздно, и начальство уже спало.

 

… Выпив за встречу по чуть-чуть, Сергей начал названивать нашим общим знакомым, а мне пришлось отдуваться, приветствуя каждого в отдельности. «Отдуваться», сказано слишком грубо, я был очень рад поговорить с друзьями.

Евгений Панычев, человек по-армейски пунктуальный, по-деловому подходящий к любой проблеме.

Игорь Носов, запомнился мне как человек простой, с юморком, решающий рабочие вопросы легко и непринуждённо.

Олег Железнов, заядлый турист, охотник, рыболов, руководитель экскурсионных маршрутов по Камчатке, изобретатель и конструктор. Творческая и неординарная личность. Доработав под себя известную схему автожира и собрав её в гараже, Олег пригласил многих на первый испытательный полёт этого необычного летательного аппарата. Но, в ночь перед полётом, его гараж вскрыли любители цветного металла и сдали его как алюминиевый лом в ближайшем пункте приёма. Год трудов и переживаний подпоили на пару дней местных алкашей.

Поскольку полётов в ближайшее время не предвиделось, а работы у меня оказалось на четыре часа, из которых 3 часа были заняты поиском и изготовлением испорченно крепления, так мы и жили остальные 9 дней в этой «гостинице». Сессия депутатов прошла, аэропорт не работал, акты сдачи-приёмки работ у всех четверых подписаны.

 

Не рассказать про событие, произошедшее в течение нашего ничегонеделания, это лишить Вас, уважаемые читатели интересного действа.

Как я уже говорил выше, меня поселили в это общежитие при условии, что прилетят местные депутаты, я должен буду выселиться. Как оказалось, один депутат таки добрался до «гостиницы». Правда, где он был два дня до и вовремя пурги, история об этом умалчивает.

А дело было так. На следующий день сижу один, скучаю, смотрю телевизор. Слышу, кто-то вошёл и раздевается. «Мужики с работы вернулись» - подумал я. В комнату входит здоровый мужик в «умных» роговых очках, в куртке и в носках без ботинок. Ростом под метр девяносто.

«Где депутаты?» - спрашивает он. «Нету» - говорю, - «Не прилетели». Мужик разворачивается и уходит. Кто такой и зачем приходил не понятно. Через некоторое время приходит завхоз в сопровождении этого мужика и, выдав постельное бельё, указывает мужику на единственное свободное место в большой комнате. Тот долго переодевается в домашнее и оказывается тем же здоровым мужиком в «умных» роговых очках, но, в кое-как заправленной в «треники с коленями», мятой рубашке, с обвислым рыхлым животом. Достаёт из полиэтиленового пакета большую железную миску, я бы назвал её маленьким блюдом, большую литровую железную кружку и алюминиевую ложку. Всю эту утварь ставит на верхнюю полку посудной полки.

«Максим Александрович, депутат из Пахачей» - представляется он. «Виктор Валентинович» - в тон ему отвечаю я, - «Из Москвы». На том ненадолго и разошлись по углам. Он заправлять постель и лежать на кровати, а я уткнулся в свой ноутбук.

Вечерело. Пришли с работы остальные члены «клуба по интересам». После ужина депутат подошёл к нашей компании и представился. Все в тон ему представились по имени-отчеству. Кто-то высказал мысль, что неплохо бы выпить водочки с устатку. Пока решали, кто пойдёт, подходит депутат. «Давайте я схожу, мне не впервой» - предложил Максим Александрович, - «Когда мы с депутатами собираемся, всегда меня посылают».

Что могут подумать люди о человеке, с которым знакомы всего пятнадцать минут. Естественно - «Алкоголик». Депутат взял деньги на водку, быстро собрался и ушёл. До его прихода из магазина все были в шоке. Всё-таки депутат.

Ну, сели, разлили, пригласили Максима Александровича. «Я вообще не пью, а с вами за компанию посижу». Очередной шок. Все теряются в догадках, но вида не подают.

Вообщем оказался милым, компанейским парнем. Каждый вечер устраивал юмористические концерты. А к спиртному, ни в каком виде, не притрагивался.

В один из дней звонят мне с офиса, просят помочь выполнить работу для конкурирующей фирмы для восстановления сервиса для Сбербанка. Говорю депутату – «Максим, хочешь посмотреть на мою работу, чем я занимаюсь?». «Да» - говорит. И мы пошли. Вообщем своими глазами видел, что депутаты не только красивые фразы заворачивают, но и гайки на двадцать два умеют крутить на морозе -20°С.

 

Аэропорт к тому времени восстановили только на улице. Взлётная полоса освобождена от океанской жижи и льдин. Улицы более-менее расчищены, пора перебираться в Корф, поближе к аэропорту. На последок, перед днём переезда, решили с Геной пройтись, по посёлку, поснимать фото на память, да и просто развеяться, подышать свежим морским воздухом.

Так, неспешно прогуливаясь, добрели до рыбаков, обосновавшихся на окраине посёлка, на пятачке сто на двадцать метров. Почти через одного люди ловили рыбу с двух рук, т.е. на две удочки сразу, ловко стряхивая корюшку с крючков хитрым движением руки. Подошли к ним, пообщались.

Подойдя к одной семейной паре коряков, особенно разговорились. «А чего вы стоите просто так» - произнёс хозяин семейства, - «Вот держите удочки, а я хоть перекурю». Это его «… хоть перекурю» небыло бравадой. Хозяин удочек действительно устал, ибо рыба клевала, что называется «влёт».

Взяли мы с Геной по удочке и тут, как говорится «нам пошла масть». За пятнадцать-двадцать минут «пробы» около нас прыгали на снегу килограмма три огуречников, корюшек и зубаток.

 

Небольшое пояснение. Все перечисленные «виды» рыб имели одно название – корюшка. Только местное население, как и рыбаки по всей Камчатке, различают корюшку по размерам.

«Огуречник» - всех размеров до 15 см, очень сильно пахнет огурцом. Только огурцом, выращенным в собственной теплице, на хорошем навозе. Извините за аппетит, если вы кушаете в данный момент. После жарки огуречный вкус усиливается. Представьте, что едите жареную рыбу со свежим огурцом, и то всё богатство вкусовых оттенков передать не возможно. Это надо пробовать в свежем виде. Только что после рыбалки.

«Корюшка» - от 15 до 20 см. Имеет менее выраженный огуречный вкус, но так же не менее аппетитная.

«Зубатка» - от 20 до, примерно, 25-27 см, ценится менее всего. Если не удаётся поймать достаточно» огуречника» и «корюшки» тоже с удовольствием употребляется в пищу. В противном случае варится на корм собакам.

Более этих размеров рыба нам не попадалась.

Вниманию рыбаков, в конце данного сочинения расскажу о том, кто на что ловится на Камчатке. То, что сам видел и на что ловил, а не со слов какого-то  дяди.

 

Поблагодарив гостеприимное семейство за доставленное удовольствие, мы вернули удочки и попросили продать нам пойманную нами же на их удочки рыбу. Рыбу нам продали, не забыв стрельнуть у нас же сигарет. Бизнесмены.

Вечером был пир. Огуречник, подпрыгивая на двух сковородках, разносил по дому аромат жареной рыбы и огуречной теплицы. Кто под водочку, кто под пиво, восхищались щедротами океана, а после ужина нас опять ждал концерт, который как бы невзначай, по собственной инициативе, начал Максим.

Собравшись с утра, мы всей честной компанией, только без Максима, двинулись грузиться в «Лэнд Крузер». Добрались достаточно быстро. Дорогу по ледовой переправе только что расчистили и её ещё не успели разбить. Ехали всего-то километров десять. Посёлки в прямой видимости находятся на расстоянии шести километров.

Так как уже давно были записаны на ближайший рейс, поэтому спокойно встали в кассу.

Полётов на сегодня небыло. Но мы, как герой, до закрытия кассы ждали чуда.

Чуда небыло.

Из аэропорта вышли под вечер.

Быстро темнело.

Жилья нет, обратно машины нет, надо что-то придумывать. В аэропорту спросили про жильё. «Идите туда» - машет рукой девушка, указывая нам направление, - «повернёте направо, потом налево, зайдёте во второй дом, поднимитесь на второй этаж направо, спросите Кузнецова Владимира Петровича».

Нам что, нас послали – мы пошли. Всё равно никого здесь не знаем. По приметам обрались до указанного «точного» адреса. Петрович повёл нас к соседнему одноэтажному дому. «Вот, зайдите, посмотрите» - гостеприимно предложил хозяин. Мы, в предвкушении тёплого ночлега, зашли в хату и, мгновенно развернувшись, рванули на улицу. Подышать свежим воздухом. В хате стоял смрад. Как в передвижном туалете, только с запахом сдохшей кошки.

«Всего 250 рублей с человека за ночь» - не понял нас хозяин.

Как потом выяснилось, в хате проживал алкаш, у которого был туберкулёз.

Пресвятая Дева Мария, да лучше в холодном вокзале, чем тут.

Понурив голову, пошли обратно. Рядом с другим соседним двухэтажным домом невысокая женщина выгуливала свою Кнопку. «Сударыня, не подскажете, где можно найти жильё на ночь» - с безнадёгой спросил я. «А сколько вас» - поинтересовалась обнадёживающим нас голосом хозяйка. «Четверо уставших инженеров из Города» - с надеждой в голосе произнёс Сергей. «Ну зайдите, посмотрите, может не понравится» - пригласила в квартиру Хозяйка.

Шикарная трёхкомнатная квартира, вода и тёплый туалет. Почему всё время упоминаю по тёплый туалет? А вы пробовали ходить в уличный туалет в пургу и мороз, хотя бы, -30°С. А я пробовал, удовольствие гораздо ниже среднего.

На пороге нас встретили две пугливые кошки и Василий Петрович, шикарный соседский кот. Так же, как и мы не могли улететь в Петропавловск, так и соседи Натальи, так представилась нам хозяйка, не могли вернуться в Корф.

«Мы сейчас за вещами сходим, товарищей заберём, в магазин заскочим и придём» - радости нашей небыло предела. Как на лыжах, лёгкой походкой, мы дошли до аэропорта, сдали громоздкий багаж в камеру хранения, по пути в магазине купили лёгкий ужин и беленькую для «с устатку». И жизнь наша потекла как рабочие будни.

С восьми утра отмечаемся у кассы, до трех толкаемся и домой.

Там же у касс, я увидел молодое семейство с ребёнком, с которыми виделись последние дни, перед вылетом из аэропорта Елизово и летели вместе на одном вертолёте. Я думал, что они уже нагостились и возвращаются в Город. Оказалось, что они ещё и до дома не добрались. Им в посёлок Пенжино надо, а это ещё 400 км на северо-запад. Так вот эта семья возвращалась из отпуска в общей сложности с 5 декабря, а улететь они смогли только 28 декабря – в итоге 23 дня занял путь до дома, протяжённостью почти 2000 км, с маленьким ребёнком на руках.

Немая сцена.

Последние три дня перед вылетом, хозяйка снабдила нас всеми снастями для зимней рыбалки, нашла унты и валенки, вручила ведро и сказала - «Нечего дома околачиваться, идите хоть развейтесь немного. И вот мы, всей компанией, после стояния в аэропорту, часа в три дня выходили на рыбалку за навагой. Коты и мы были очень довольны.

В аэропорту все друг другу примелькались и, уже каждый входящий, здоровался со всеми. А чтобы дети сильно не досаждали работникам вокзала, пришлось доставать свой ноутбук и показывать детям мультики. Родители тоже были довольны.

День вылета пришёлся на 31 декабря. Домой я уже не успевал. Последний самолёт из Города в Москву улетал в восемнадцать с чем-то, а добираться из Корфа предстояло долго.

Погода была отличная, светило солнце, лёгкий бриз почти не шевелил лопасти вертолёта. В зале наступила напряжённая гудящая тишина. Около одиннадцати началась продажа билетов. Всё летим. По тому же маршруту, только в обратном направлении.

Подлетая к Петропавловск-Камчатскому аэропорту Елизово, при снижении, самолёт начало трясти и ухать в пропасть. Когда заходили на посадку над Авачинской бухтой, на пару-тройку секунд все ощутили космическую невесомость и, если бы не ремни, то поднялись бы над креслами.

Незабываемое впечатление.

До Города добрались довольно быстро. На служебной машине Михаила Никифоровича. Меня подвезли прямо к гостинице. На этот раз я выбрал «Авачу». В ней же и встречал Новый год, 2009 год. Было сильно ветрено, оттепель, гололёд и закрытые магазины.

В гордом одиночестве, с бутылкой шампанского, кабельным телевидением, банкой селёдки, салютами по всему Городу и без хлеба.

Вылетел домой только 3 января 2009 года. Итого, ровно 40 дней экстрима, для поездки в одну точку, для ремонта на четыре часа.

Зато, каких сорок дней, это на всю жизнь!

 


Категория: Виктор | Просмотров: 957 | Добавил: Виктор
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Создание, поддержка и продвижение сайта Александр Чупров © 2019